Karina: Отрицать меня уже бессмысленно!

Karina: Отрицать меня уже бессмысленно!

- Ты всегда хотела быть певицей?

- Нет! В детстве, лет до девяти, я реально хотела быть учительницей. Я искренне в это верила, даже устраивала дома открытые уроки для родителей. Потом вышел сериал «Клон», и я думала, что стану Жади, и у меня будет свой Лукас (смеется). А затем я выросла из своих фантазий, и очень долго думала над тем, кем я буду, кем я хочу быть. Пока в какой-то момент сама не пришла музыка, и уже в очень сознательном возрасте не пришло понимание, что хочу быть именно певицей.

- Расскажи о своем знакомстве с Алексеем Романоф. Как вы начали сотрудничать?

- Нас познакомили общие друзья. К моменту знакомства я уже была наслышана про Алексея достаточно приличное количество времени, не только по его композициям. Мне часто говорили, когда я занималась музыкой в качестве хобби, что если я вдруг пойму, что хочу заниматься этим профессионально и серьезно, то, наверное, Алексей мне подойдет, и не просто как композитор, но и человек, что нам будет по пути. Честно скажу, я не воспринимала это как нужную мне информацию. Ну совет и совет, спасибо. А потом, когда пришла к осознанию серьезности музыки в своей жизни, поняла, что мне рядом необходим человек. Я не называла тогда слово «продюсер», но в голове у меня было представление о долгоиграющем композиторе, с которым будет продолжительное сотрудничество. И тут у меня возникло два имени: Леша, и еще одно. Со вторым претендентом у нас не сложились рабочие отношения, и если он сразу лично обещал золотые горы, колоссальное количество работы и прочее, то со стороны Алексея даже по телефону такого не было. Я хочу сказать больше, когда мы договаривались через знакомых о встрече, потом мне уже рассказывали, что он наотрез отказывался, и не собирался не то чтобы заниматься продюсированием, да даже просто приезжать. Но все-таки мы встретились.

Karina
Karina

Я тогда очень мало говорила, лишь поздоровалась с ним и вскользь упомянула, что пишу стихи, он за это очень сильно зацепился. Алексей действительно ехал отказываться, у него точно не было в голове, что он поехал договариваться о плотном сотрудничестве, и уж точно он не знал, что на второй день напишет для меня песню частично на мои стихи. Это была песня «Минус любовь», которая позже вошла в первый альбом «В миллиметре от сердца».

Что уж говорить, сотрудничество складывалось само по себе, но Алексей говорил, что подумать не мог, что это будет вот так развиваться, и у нас путь, в перспективе, длиной во всю жизнь. А вот я, наверное, ощущала, как женщина, которая чуть тоньше чувствует. Наверное, у меня были мысли, что это все явно не на год и даже не на пять лет. Назовем все это словом «карма» – один большой и долгий путь, который нас связывает.

- Что изменилось в творческой жизни после прихода Алексея?

- Не было такого, что жизнь разделилась на до и после. Все менялось постепенно и прямо во время работы. И то, как это у меня устроено сейчас, в каком контексте это устроено, в каких чувствах, в каких эмоциях и ощущениях – я честно, искренне желаю каждому артисту. Чтобы он жил, существовал в такой же гармонии с тем, что он делает. При этом, люди, которые меня окружают - это опять же про гармонию, это реально команда, которая совершенно искренне ко мне относится, и смотрит на меня влюбленными глазами. Это очень трогательно и очень ценно. И в этом очень большая заслуга Алексея. Потому что тот фундамент, который мы выстроили, именно мы, не отдельно я или он, а каждый делал то, что он умеет делать, в своей зоне ответственности, - показывает свою прочность и дает понять, что мы, как крепкий замок, стоим на очень устойчивой платформе. Конечно, иногда приходится реставрировать башенки, что-то подкрашивать, и вода может течь в этом замке не там, где надо, но это все можно исправить, а вот если фундамент так себе, как ты его исправишь? Либо все сделано правильно сразу, как надо, либо нет и надо сносить, и на этом пустыре уже не факт, что построишь хоть что-то, тут уже даже не в прочности дело.

- Ты сама пишешь стихи для своих песен, что тебя вдохновляет, откуда берутся идеи?

- Меня всегда вдохновляли люди. Я даже не могу вспомнить стихотворение, которое было взято просто из головы. Придуманного ничего нет, все взято из жизни, просто в определенных аллегориях, метафорах.

- Это всегда порыв или ты осознанно садишься за тексты?

- В основном - порыв. Крайне редко случается, чтобы я сидела и думала, что вот сейчас надо срочно что-то написать. Такое тоже бывает, но это единичные случаи. Мне кажется, это неискренняя музыка ни перед собой, ни перед слушателями. Поэтому, даже когда стихи появляются, потому что надо, они переписываются десять раз и становятся жизнью, а не фантазией.

- Не было мыслей писать на заказ?

- Будет запрос – будет реакция. Пока я не готова об этом говорить ни в положительную ни в отрицательную сторону, потому что опыта такого нет, грубо говоря. Но мне был бы интересен этот опыт.

- У тебя вышел новый клип на песню «Босиком», и это продолжение предыдущей видеоработы на песню «Художник», как пришла идея сделать диптих?

- Это была идея Алексея Романоф. Историю придумал он, песни выбрал тоже он, и даже их очередность. Поэтому в целом - это его идея, я только, как женщина, добавила чуть больше драматизма и переходов.

- Что появилось первым: идея фильма из двух частей, а затем подбирались песни, или треки изначально были одним целым истории?

- Я помню, что к Алексею все это пришло само собой. Он сказал, что видит «Художника» и «Босиком» как диптих. Они были изначально как единое целое, то есть мы это не закладывали, когда писали песни, но когда пришла мысль снять клип, Алексей сразу сказал, что будет именно диптих, именно на эти песни и именно в таком порядке. Я ему всецело доверяю.

Karina
Karina

- У тебя есть этническая песня на башкирском языке, что это был за порыв?

- Это не то чтобы порыв, это определенный проект. Нам с Алексеем это было очень интересно, потому что, во-первых, это башкирский язык, а во-вторых - этника, а еще и узкая. Все-таки башкирская музыка специфична, хотя бы потому что там есть необычные народные инструменты, тот же курай. Но лично для меня это, в первую очередь, - дань малой родине, где я провела свое детство. Такой подарок любимой республике. И конечно мне было важно, что Алексей меня в этом поддержит, и он не просто поддержал, мне кажется, что он был ещё радостней, чем я, а где-то ему было даже интереснее. Наблюдать за этим было удивительно и вызывало громную благодарность.

- На русском языке не хотела сделать что-то подобное?

- Не было таких идей. Я себе плохо представляю этнику на русском, потому что в моем представлении - это Надежда Кадышева и Пелагея, а себя я в таком образе увидеть не могу.

- Ты сразу нашла свой формат в музыке, или пела не только в эстрадном жанре? Какой формат тебе ближе?

- Наверное, как у большинства музыкантов, изначально в моей жизни была классическая музыка и даже опера. Мне это нравилось, но смотря в будущее я понимала, что не хочу связывать свою жизнь с театром и петь арии. Эта перспектива мне не очень нравилась, поэтому я потихоньку переместилась в эстраду, это вечная музыка и очень разная.

- В комментариях тебя часто сравнивают с Евой Польной, приятно это сравнение?

- Я никак не отношусь к сравнению с Евой Леонидовной. Единственное, что могу сказать, - у нее потрясающие песни, и мне в какой-то степени это даже льстит. Наверное, мои стихи недурны, раз так сравнивают.

- А группа «Винтаж»? Как поклонники отнеслись к тому, что Алексей работает в равной степени и с тобой?

- В каждом хорошем есть плохое, в каждом плохом – хорошее, это из этой категории. И до сих пор все равно остаются негативно настроенные фанаты. Для меня это в меньшей степени фанаты группы «Винтаж», в большей – Анны Плетневой в хорошем смысле, то есть поклонники непосредственно артиста. Они действительно очень ревностно относятся, но никогда меня не сравнивали. Учитывая, что Алексей сейчас тратит на меня большую часть своего времени, а мы действительно много работаем и проводим времени вместе, - отрицать меня уже бессмысленно, это свершившийся факт, что я есть часть его творческой жизни. Но остаются и такие, кто старается в ней меня не замечать, пишут гневные комментарии, что я… Это просто моя самая любимая история, когда меня обвинили в том, что я приворожила Алексея, поэтому он со мной работает. Мысленно я уже собирала чемодан на шоу с экстрасенсами (смеется). Но в какой-то момент часть фанатов именно группы «Винтаж» меня приняла, и они даже начали поддерживать. Это было странно, но тоже имеет место. Сейчас все стало заметно мягче, но раньше я очень переживала по этому поводу, воспринимала близко к сердцу, сейчас уже не обращаю внимания. И в этом тоже есть заслуга Алексея, он всегда меня защищает, и мне от этого спокойно, что у меня есть вот такая стальная гора, которая ограждает от всего плохого.

Какие у тебя увлечения, помимо музыки?

- У меня есть художественное образование, в свободное время я рисую. Раньше я занималась большим теннисом и где-то раз в две недели играю до сих пор, а вот полноценно спортом я, честно, не вспомню, когда занималась последний раз, уже даже стыдно. Я очень много читаю художественной литературы и психологии, но сейчас именно на английском и французском языке, чтобы немного освежить их у себя в памяти. На самом деле, очень много времени отнимает учеба. Я сейчас учусь на последнем курсе, поэтому серьезно на какие-то увлечения, помимо музыкальной деятельности, не хватает времени. До смешного, я с друзьями могу не видеться месяц, потому что банально нет времени.

- Какие творческие цели ты поставила для себя на это год? Чего ждать поклонникам?

- Многого! Мы плотно занимаемся альбомом уже с апреля прошлого года. Мы всегда очень долго пишем альбомы, потому что они у нас большие, полноценные LP, и конечно отнимают много времени и подразумевают это. В альбоме будут потрясающие композиторы помимо Алексея, и надо сказать, что он был первым, кто меня поддержал в идее их участия в нашей творческой жизни. Я благодарна, что это состоялось, это будут очень интересные сотрудничества. Плюс ко всему, мы готовимся к съемкам клипа, и я искренне надеюсь, что отснимем его уже к середине февраля, и к концу марта все будет готово. Не берусь говорить точно, но надеюсь, что в марте мы также выпустим новый сингл с грядущего альбома. Но сам альбом - это май-июнь, где-то в этих месяцах.

- У тебя есть мечта?

- Конечно, у меня есть мечта, даже мечты, как у любого человека, но говорят, что рассказывать нельзя, иначе они не сбудутся. Поэтому, я приберегу их у себя, а когда сбудутся – вы точно узнаете!

newsmuz.com