Никита Высоцкий: «Мы с Мариной Влади чужие люди. У нас конфликт»

Никита Высоцкий: «Мы с Мариной Влади чужие люди. У нас конфликт»


Марина Влади

Марина Влади

Никита Высоцкий вспомнил, с чего начался конфликт с любимой женщиной отца. «Первая, самая большая, она же и последняя ссора была вокруг памятника на могиле. Потом у Марины вышла книжка, в которой она очень резко и несправедливо написала о нескольких людях, в том числе и о моей семье. Она — человек резкий и эмоциональный.

Многие вещи написала с чужих слов. Она жила в другом мире и многого из того, что происходило здесь, с нами, не могла понять. Но когда меня спрашивают, какую книгу прочитать про Высоцкого, я называю среди прочих книгу Марины. Да, мы из-за нее поругались, да, там много несправедливости, касающейся моего деда, моей мамы, моего брата. Но по отношению к отцу это честная книга», — делится он.

Им с братом и вдове сложно прийти к единому мнению, когда вопрос стоит, к примеру, об увековечении памяти Высоцкого. «Среди всех наследников солидарного авторского права в этом плане должно быть единодушие. Но оно есть не всегда, потому что мы разные люди. Моя задача — возможные конфликты и разные мнения мирить. С Мариной всегда были очень сложные отношения. И они остаются такими», — добавил 57-летний актер.

К слову, Никита старается лишний раз не встречаться с Мариной Влади. «Я ее видел последний раз в Москве, хорошо не получилось. Я был в таком месте, где много людей. Просто видел, что ей неприятно, развернулся и ушел. Да, у нас с ней конфликт», — сетует Высоцкий-младший.

не пропуститеДруг Высоцкого о том, как артист отдал обручальное кольцо любовнице: «Такая девка была! Две ночи провели»

Однако артист отмечает, что когда-то они могли адекватно коммуницировать. «Мы сблизились только после смерти отца. Это была общая боль, общая потеря, которая объединила, но лишь на время. При жизни с Мариной контактировали нормально родители отца, особенно его мама. Но потом, спустя несколько лет после смерти отца, Марина и с ними поссорилась. А сейчас, думаю, это не нужно ни мне, ни ей. В душе она ко мне каких-то страшных претензий не имеет. Как и я к ней. Мы в общем-то чужие люди», — сказал сын покойного автора-исполнителя.

По материалам «КП».

Фото: кадр из фильма «Колдунья», Legion-Media